Womencar.ru - Каждой женщине по машине!
Womencar.ruСделай домашней страницей!Добавь в закладки!

Разделы
- Главная
Первая полоса:
- Новости
- Интервью
- Происшествия
- Авто-новинки
- Новые законы
- «Автогражданка»
- Опросы
Женская машина
- Дама за рулём
Автомобили:
- Каталог марок
- Обзоры и тесты
- Мой автомобиль!
Советы
- По вождению
- Не попасть в аварию
- После аварии
- Ремонт на обочине
- Решение конфликтов
- Как сдать ПДД
- Психология
- Автоастрология
Пост ГАИ
- ПДД
- О правилах
- Законы
- ТехОсмотр
Полезно знать
- Что внутри
- Основные поломки
- Уход за Авто
- При покупке
Мир машин
- История
- Это интересно
- Спецсловечки
- Юмор
Стиль жизни
- Красота
- Ваш имидж
- Модные тренды
- Всё о здоровье
- Светские новости
Справочная
- Адреса и телефоны
- Эх, дороги!
Все новости

  

Мой автомобиль!: Мой первый автомобиль


Тема: Автомобили / Мой автомобиль!
Моим первым автомобилем была крокозябра. Такой модели не встретишь ни в одном каталоге, потому что «крокозябра» было прозвище, данное ей другом ее прежних хозяев. Подходило оно к этому странному, но очень милому авто¬мобильчику как нельзя лучше, хотя прежние владельцы поначалу сильно обижались. В миру этот трехдверный хетчбэк носит имя «Honda Jazz». Мне она досталась в возрасте человеческого совершеннолетия — 18-летней. Я только училась водить, и маленькая, юркая и легкая машинка была как нельзя кстати — 45-сильный двигатель не позволял разгоняться до непоправимой скорости, а парковка на ней не представляла никакой сложности. При этом авто было поразительно вместительным — благодаря складывающемуся заднему сиденью, прежний хозяин сумел перевезти на ней холодильник, да и я пережила с ней два переезда.

Еще один плюс для моей японки — она была из Германии, то есть с нормальным, левым рулем (да простят меня владельцы праворуких авто, но я до сих пор не уверена, что смогла бы получать удовольствие от вождения машины с правым рулем даже на дорогах с левосторонним движением, не говоря уже о наших, «нормальных» трассах).

Попав в мои руки, после некоторых вложений в виде замены свеч и колодок, крокозябра слов но обрела вторую жизнь. Все в ней казалось мне тогда прекрасным: «легкий руль», который можно было повернуть одним пальцем, не менее легко переключавшиеся передачи, круглые фары, очень походившие на глаза и придававшие «морде» машины удивленное и забавное выражение. Даже белый цвет кузова (как сейчас помню — оттенок романтически назывался «магнолия»), что в принципе обычно считается недостатком — потому что на нем видно любую грязь, — был для моей первой машины очень подходящим.

Я гордилась тем, что такой машины больше ни у кого нет (ну или почти ни у кого — такая же, только красно-кирпичного цвета, стояла в гараже соседа по лестничной клетке, но больше их сестер я в городе не видела). Благодаря легкости (она весила всего-то 550 кг при двигателе 1,2), крокозябра в свои лучшие годы легко делала всех со светофора (конечно, этого преимущества хватало лишь на несколько секунд), была непрожорливой по части бензина и отлично парковалась там, где более крупные собратья про¬лезть не могли (ее длина была чуть больше ширины джипа).

Необычный внешний вид привлекал внимание. Даже сотрудники ГАИ останавливали меня, чтобы узнать, что это за чудо такое на колесах. А однажды, пока я стояла на светофоре, мужчина из вполне заурядной «Daewoo Nexia» предложил мне за нее полторы тысячи условных единиц (тогда как машина была куплена за 800 всего за пару месяцев до этого).

В общем, я была влюблена в свою крокозябру, и мы неплохо проводили время вместе. Но, как и в большинстве случаев, первая любовь рано или поздно заканчивается. В моем случае это было связано как раз с исключительной редкостью марки на наших широтах. Все-таки «Хонда» была уже не девочка, и у нее периодически что-нибудь отказывало. Проблемы с ремонтом делились на две части: запчасти приходилось заказывать из-за границы, из-за чего их стоимость порой равнялась пятой части цены всего авто, а ждать приходилось неделями, и к тому же никто не знал, как ее ремонтировать.

На сервисах меня часто встречали вопросом: а где вторая половина двигателя? Я согласна, агрегат не поражал размерами и изощренностью конструкторских решений, но и сам автомобиль никак не претендовал на звание КамАЗа. Японские конструкторы очень старались сэкономить пространство. Поэтому свечи можно было заменить, только отвинтив переднюю решетку (там было всего два шурупа, но об этом нужно было знать). При том, что свечи приходилось менять достаточно час¬то, для меня отвинчивание и привинчивание этой решетки уже стало привычным делом. Од¬ним из наиболее запоминающихся моментов при этом была смена выражений на лице у авто¬слесарей, к которым я приезжала заменять све¬чи.

Как правило, автомеханики терпеть не могут иметь дело с женщинами. Почему-то среди них бытует мнение, что представительницы сла¬бой половины человечества категорически не способны постигнуть тайны конструкции своих железных коней. Более того, у меня иногда со¬здается впечатление, что для многих ремонтни¬ков присутствие женщины в автомастерской, все равно что на корабле плохая примета. В моем случае, стоило мне при приезде в сервис только заикнуться о том, что на «Хонде», кажется, надо поменять свечи, слесари, не терпевшие подоб¬ной наглости, говорили мне что-нибудь типа «девочка, иди погуляй, как все сделаем, тебя по¬зовут».

Далеко обычно я не уходила. После ми¬нут пяти кружения вокруг капота и попыток за¬лезть рукой туда, куда она в принципе влезть не может, нелестных отзывов о японцах и их родо¬словных, чуть смущенный слесарь Серега (или Андрюха) пытался с помощью междометий и непереводимого русского фольклора объяснить, что замена свечей не представляется возможной. Назвать это наслаждением было бы громко, но чувство, с которым я показывала, как отвинчи¬вается решетка, дающая доступ к вожделенным свечам, было определенно из разряда приятных. Тем не менее, когда дело доходило до более се¬рьезного ремонта, становилось уже совсем грус¬тно: мне очень хотелось помочь своей бедняж¬ке, но как — не знал никто из окрестных легаль¬ных и полулегальных автомастерских. Однажды мне посоветовали обратиться на авторизованный сервис, но там, когда услышали, какого года моя машина, сказали, что ничем помочь не смо¬гут. В ответе явственно слышалось: таким старь¬ем мы не занимаемся, а до антиквариата ваша крокозябра еще не доросла.

Честно говоря, все равно мне с моей первой машиной расставаться не хотелось. Но еще боль¬ше я не хотела, чтобы она умерла у меня на ру¬ках. А признаки холодного дыхания смерти ста¬новились все заметнее. На кузове начали разра¬статься пятна ржавчины, над колесными арка¬ми уже превратившиеся в сквозные отверстия. Однажды в дождь на эстакаде с оживленным движением отвалился поводок с дворником. Остановиться было практически невозможно — пришлось сползти с эстакады с черепашьей ско¬ростью, пытаясь сохранить дворник на капоте, только с тем, чтобы выяснить, что поводок вос¬становлению не подлежит. После продолжитель¬ного объезда автомагазинов и авторынков и об-звона всех разборок японских машин стало по¬нятно, что еще один такой же поводок мне най¬ти не удастся. Пришлось купить аналогичный по креплению, предназначенный для отечествен¬ной «восьмерки», но он был несколько длиннее, из-за чего дворник должен был быть несколько короче, так что в результате на лице моей кроко-зябры благодаря этой асимметричности появи¬лось несколько недоуменное выражение.

Решение о расставании с первой любовью было принято с тяжелым сердцем. Машина была на ходу, и поэтому создавалась иллюзия, что больного можно спасти. Умом я понимала, что жить ей осталось недолго, но сердце отказыва¬лось в это верить. В конце концов я решила про¬дать свою красавицу. Сказать по правде, я не проявляла особого рвения в стремлении с ней расстаться. Повесила пару объявлений в Интер¬нете и рассказала знакомым. Особый интерес к моей любимице проявляли женщины, которые хотели научиться водить — и я могла их понять. Но, как правило, их мужья тут же понимали, что их ждет — ведь заниматься ремонтом, поиском запчастей и общением с автослесарями при¬шлось бы им. Такая перспектива их явно не ра¬довала, и, пообещав супруге в качестве поощри¬тельного приза купить что-нибудь другое, тре¬бующее меньшего участия со стороны мужа, пары оставляли меня наедине с крокозяброй. А потом вдруг объявился сосед, который, оказы¬вается, давно мечтал приобрести мою машину, чтобы ездить на ней с женой и собакой на дачу.

После некоторых раздумий мы ударили по ру¬кам. Машина осталась у соседа, а у меня появи¬лись деньги на первый (небольшой, правда) взнос на следующего железного коня. Еще не¬сколько месяцев подряд, выходя из дома, я при¬вычно хлопала по карманам в поисках ключей и направлялась к своей «кроке». Увы, она была уже не моя, и, сидя потом в трамвае, я вспоминала о прекрасных днях, которые мы проводили с ней вместе. Позже я купила другую машину, переехала в другой район и перестала видеть свою «пер¬вую ласточку». Однажды друг сказал мне, что наблюдал, как она, чихая и кашляя, словно пе¬ред смертью, заводилась, выпуская клубы си¬зого дыма. Все-таки хорошо, что я этого не за¬стала.

Правду говорят — первая любовь не ржавеет. Теперь у меня уже не будет столь нежных отно¬шений с автомобилем. Все-таки сейчас для меня это в первую очередь средство передвижения. Но любовь к «Хондам» (несмотря на то, что с тех пор я не сидела за рулем ни одной «Хонды») оста¬нется со мной навсегда.

Из этой истории можно сделать несколько практических умозаключений. Во-первых, я по¬няла, что первой машиной должна быть подер¬жанная (ну может, не в таком экстремальном, как у меня, варианте). Новую машину гораздо более жалко поцарапать или даже побить, от чего не застрахован ни один начинающий водитель. Кстати, именно из-за отсутствия страха, как мне кажется, моя крокозябра пережила общение со мной без единой царапины. Во-вторых, жела¬тельно, чтобы первая машина была небольших габаритов — начав с малых форм, потом легче приспособиться к более крупным, если уж очень хочется, чтобы на дороге тебя, точнее, твой ав¬томобиль было видно издалека. И последний, самый печальный вывод — рано или поздно при¬ходится понять, что машина— это механизм, которому свойственно изнашиваться. А поскольку у большинства агрегатов срок действия не равняется продолжительности человеческой жизни, необходимо сразу смириться с мыслью: расставание неизбежно. И лучше расстаться раньше – пока автомобиль еще можно кому-то продать, чем позже – когда не останется ничего, кроме как отвезти его на свалку.

Чеснокова Вера Степановна

Источник: women-in-car.allexperts.ru

"Мой автомобиль!: Мой первый автомобиль" | Создать Аккаунт | 0 Комментарии


Оцените: [   1  2  3  4  5  ]

Спасибо за проявленный интерес

Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста зарегистрируйтесь.

 
Реклама


Copyright © 2004-2017 Womencar.ru, Связаться с нами.
Ярмарка новостей, Хостинг от FairHost.ru
Интернет реклама: размещение рекламы в интернете